Владимир Макуров (v_korsak) wrote,
Владимир Макуров
v_korsak

Новая жизнь старого памятника

4-го октября текущего года в Новотроицке свершилось второе рождение памятника герою Гражданской войны Филиппу Подзорову – командиру 28-го Уральского полка. Если не считать памятник Ленину, открытый в конце сороковых годов прошлого столетия в районе школы № 1, этот памятник можно признать старейшим в городе. Сооружен он в 1957 году на средства, заработанные трудящимися цемзавода на субботниках. В сквере посёлка Максай на уступчатом постаменте встал небольшой макет броневика.

К концу прошлого века и сквер, и сам памятник оказались никому не нужны. За памятником никто не ухаживал, от человеческих глаз он был скрыт зарослями кустарника, и пробраться к нему можно было только сквозь бурелом. Однажды, в неустановленный день 2003-го года, макет с постамента исчез. Благодаря хлопотам музейных работников, милиция стала искать памятник и нашла его в овраге возле пункта скупки металлолома. Судя по всему, похитители логично предположили, что броневичок должен быть металлическим, но, разобравшись, что он «фанерный», просто выкинули его в ближайшую яму. Потрёпанный броневик нашёл пристанище в глубоких недрах МВК Новотроицка.

И вот по инициативе руководства Новотроицкого цементного завода отреставрированный памятник снова установлен на новом постаменте и на новом месте – ближе к самому заводу, рядом с автобусной остановкой.

1


Да, историю надо помнить! Но какую историю? Я не претендую на роль знатока и судьи, но делюсь своими мыслями и сомнениями.

Начнём с памятника. Установленный на постаменте макет не имеет ничего общего со своим прототипом. Боевой машиной командира 28-го Уральского полка являлся броневик «Фиат-Ижора». И выглядел он так:

2

Понятно, что замечательный новотроицкий художник Григорий Настич (в то время труженик ОХМК) при работе над памятником выполнял идеологический заказ, и историческая достоверность здесь была не нужна. Главное, чтобы вид был суровый и героический, да чтобы пулемёт присутствовал.

Ну, а то, что броневик Подзорова имел имя, Григорий Настич, скорее всего, и вовсе не знал. Да и имя было неприемлемое для господствующей в то время идеологии. На броне большевицкой боевой машины было старательно выведено – «Ангел». Такая у командира была любимая присказка – «ангел мой», такую кличку дали самому Подзорову, отсюда и возникло название командирского броневика.

Понятно, почему на макете, установленном в 1957 году не было названия. Но почему оно не появилось на памятнике, открытом вновь в 2013 году? Подзоров называл бронемашину «своим персональным экипажем для визитов к кровавому Дутову». Броневик матроса-большевика многократно внезапно возникал в самых горячих точках, отчаянно бросался на белых, поливая огнём пулемётов во все стороны, и исправлял положение в почти уже проигранных боях. Для одних «Ангел» Подзорова становился «Ангелом жизни», а для других «Ангелом смерти». Сохранение правдивого названия броневика в наше время стало бы кощунством к праху тех сотен оренбургских казаков, которые погибли под пулями, выпущенными из пулемётов «Ангела смерти». Неужели реставраторы памятника думали об этом? Скорее, нет.

Подзоров сам был беспощаден к казакам и подчинённых учил безжалостно убивать. По приказу командира бойцы его 28-го Уральского полка, сформированного в основном из 15-17-летних подростков, в оборонительных боях подпускали врага поближе, чтобы лучше целиться и стрелять на поражение.

В чём причина такой беспощадности и жестокости Подзорова? Ответ прост – он мстил белоказакам за своего брата. Практически все исследователи и историки, занимавшиеся изучением фактов жизни Подзорова, отмечают, что будущий командир 28-го Уральского полка записался в Красную Армию после того, как узнал, что в Оренбурге белые убили его родного брата в апреле 1918 года.

Теперь коснёмся непосредственно событий 4 августа 1918 года. Вот как традиционно звучали коммунистические варианты истории-легенды (в хронологическом порядке, по датам опубликования):

«Однажды экипаж броневика получил задание провести разведку в районе нынешнего города Новотроицка. Моряки с честью выполнили боевую задачу, но неожиданно у броневика вышел из строя мотор. Попытки исправить его не принесли успеха. Подоспели белые, окружили застывшую без движения машину. Враг требовал сдаться, но моряки отвечали кинжальным огнем, так продолжалось до тех пор, пока не иссякли боеприпасы у красноармейцев…» (М. Лукерченко. Орск. Исторический очерк. Ч., 1968).

«На броневике вместе с двумя товарищами-матросами Подзоров отправился в разведку в сторону станицы Хабарной. Едва перевалили гору, наткнулись на белоказаков. В пылу боя не заметили, как влетели в мочежину. Когда у экипажа красного броневика кончились патроны, казаки осмелели, подошли поближе, предложили сдаться.
— Большевики не сдаются! — крикнул Подзоров.
Тогда дутовцы обложили броневик соломой и подожгли. Враги ждали воплей, просьб о пощаде. Но из пламени до них донеслись слова «Интернационала»
(Альтов В. Г. Города Оренбургской области. Челябинск, ЮУКИ, 1974).

Замечаете, как развивается ситуация? Сломавшийся мотор легко сменяется случайной мочежиной. Добавляются смелые выкрики из-за брони и даже «Интернационал». Идея с «Интернационалом» так понравилась Альтову, что в последствии он её развил:

«…Но сквозь треск разгорающихся сучьев, из дыма и пламени до них донеслись слова песни:
Вставай, проклятьем заклейменный,
Весь мир голодных и рабов, -
Хриплым голосом, задыхаясь от дыма, запел Подзоров, и товарищи его подхватили:
Кипит наш разум возмущенный
И в смертный бой вести готов.
Пламя охватывало машину от колёс до верхушек башен. Но броневик продолжал греметь могучей мелодией пролетарского гимна:
Это есть наш последний
И решительный бой…
Была в этой песне такая сила, с таким ожесточением пели её моряки, что казаки отшатнулись в страхе, и многие из них в этот день, может быть, впервые поняли, что победили не они, а те чужие, не известные им люди, гибнущие в подожженном ими броневике, горящие заживо, но не покорившиеся»
(Альтов В.Г. Новотроицк, Ч., 1982).

Красиво, правда? Поэзия, песня, легенда, сказка!.. И от кого же Альтов услышал этот рассказ, ведь моряки погибли, а белоказаки, даже если песня и была, вряд ли могли запомнить чуждые им слова? Можно предположить, что рассказ просто витал в атмосфере тоталитарной эпохи, и Альтов элементарно выхватил его из воздуха и переложил на бумагу. Или всё же не все моряки погибли?

Здесь ещё одна загадка давней истории. Некоторые исследователи говорят, что, когда броневик был обложен соломой и подожжён, в нём находились двое. Но в большинстве заметок и статей об этом событии указывается, что в броневике погибли три человека. На сайте МВК Новотроицка даже указываются их фамилии: Подзоров, Фирсов, Шалаумов. Между тем, экипаж «Фиата-Ижора» должен был состоять как минимум из 4-х человек, и достоверно известно, что в тот день в броневике «Ангел» находились 4 члена экипажа – командир Филипп Подзоров, водитель Иван Фирсов, пулемётчики Иван Чурилов и Иван Шалаумов. Так, если погибли трое, куда же делся четвёртый?

По самому распространённому варианту легенды, Подзоров поехал на броневике в разведку. На тот момент в Орске находились лишь два по-настоящему войсковых соединения РККА – 1-й Оренбургский советский полк и 28-й Уральский полк. Остальные подразделения боевыми можно назвать только с большой натяжкой: Орский кавалерийский полк – в составе всего около 180-ти лошадей, Орская боевая дружина – несколько сотен местных рабочих и т.д. И вот командир крупнейшей войсковой части гарнизона сам отправляется на разведку. Где это видано, чтобы на линии обороны армии в разведку шёл генерал? Или на линии обороны полка в разведку шёл полковник? Конечно, всё было не так, просто легенде это надо было для пущего героизма.

На самом деле 4 августа 1918 года под командой Подзорова из Орска вышел целый отряд: два броневика при поддержке кавалеристов. Задача – подойти незаметно к станице Хабарной и уничтожить там штаб белых. Попутно отряд должен был захватить продовольствие: скотину, хлеб и т.д. Но на пути летучего отряда встретился сильный заслон противника. Завязавшийся бой, по словам очевидцев, длился не менее пяти часов. Стало понятно, что боевая задача не будет выполнена. Броневик Подзорова, как всегда, бросался в самую гущу, дрался отчаянно и обеспечил отход отряда. И вот, когда «Ангел» уже держал курс на Орск, Подзоров обнаружил, что казаки не разбежались по степи, а скрытно и организованно преследуют его. Это буквально взбесило красного командира. Он распорядился разворачиваться и преследовать казаков. И так, охваченный азартом мести, азартом убийства он гонялся за казаками по степи до того момента, пока в броневике не кончились патроны. Израсходовав весь боезапас (а это 6000 патронов), экипаж понял, что совсем оторвался от своих – и линия обороны была далеко, и весь отряд давно уже находился в Орске за этой линией.

И тут машина встала. Какова была причина остановки – завяз ли броневик в мочажине, отказал ли двигатель, или банально кончилось горючее – это не важно. Но моряки оказались в ловушке – в неподвижной машине и без патронов. Вскоре окружившие броневик казаки поняли это. О том, что делать с захваченным броневиком, долго не думали. Столько людей полегло под пулями «Ангела», товарищей их, братьев их, отцов и сыновей, что решение возникло само собой: «Ангел смерти должен гореть в аду!». Быстро подвезли солому, обложили ненавистную машину и подожгли.

И вряд ли экипаж пел песни. Все 80 броневиков «Фиат», выпущенных на Ижорском заводе, оснащались системами самоуничтожения. И на «Ангеле» была такая система, но моряки ей не воспользовались, не стали взрывать себя вместе с казаками. Они до последнего надеялись, что свои их не бросят, что придёт помощь…

Да, красные моряки – герои. Они совершили воинский подвиг – погибли, но в плен не сдались. Но не герои ли казаки, которые с голыми шашками бросались в атаку на «Ангела» и падали, насмерть сражённые его пулемётами?

Давно пора признать, что в Гражданскую войну героизм был и с той и с другой стороны. Орских и оренбургских рабочих не надо было заставлять драться с белыми так же, как и казаков с большевиками.

«Велика была воля к победе у защитников Орска. В окопы на передовую линию обороны уходили целыми семьями. Семидесятилетний Изюмов пришел в отряд с четырьмя сыновьями и внуком. По два-три человека влились в ряды защитников города из семей Шевченко, Биктагировых, Бутковых и других» (М. Лукерченко. Орск. Исторический очерк. Ч. 1968).

«Мобилизация прошла с огромным подъёмом, ярким показателем которого является пример Таналицкой станицы, которая дала людей на 1000 человек более, чем от неё требовалось по расчётам мобилизации. Садились на коней чуть не 60-летние старики и, вооружившись чем попало, ехали на фронт. Так велико было желание казаков покончить с красными» (стенограмма выступления А. Дутова, опубликованная в газете «Новое поколение» 06.10.1990).

Похоже, не правда ли?

Безусловно, стоял бы памятник на своём изначальном месте, его можно было сохранять в первоначальном виде, но если уж случилось открывать его вновь, так и надо было дать ему новую жизнь.

Получается, что в Новотроицке 4 октября 2013 года даже не восстановили, а вновь открыли памятник большевику, безжалостно убивавшему казаков, человеку, отправившему на тот свет не один десяток русских людей. И тут не имеет значения, что двигало Подзоровым – вера в коммунистическую идею или чувство мести за брата! Господа, спонсировавшие открытие памятника, просто обязаны были соорудить рядом второй памятник – Памятник оренбургским казакам, расстрелянным из броневика «Ангел смерти» матросом-большевиком Филиппом Подзоровым.

4

На открытии детей заставили читать оды, посвящённые «огненному матросу». А я не знаю, когда внук меня спросит, почему этот дядя герой и зачем он убивал других дядей, что ему ответить.

Но памятник на пьедестале. Завтра один из больших праздников новой России – День народного единства. Пусть памятник стоит. Но только надпись на нём должна гласить примерно следующее:

«На этом месте 4 августа 1918 года произошёл ожесточённый бой, в котором погибли русские люди – рабочие, матросы, казаки, крестьяне. Да упокоит Господь души их!»
                                                                         
Tags: история, краеведение
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments